Шаблоны для Joomla 3.3
  •  +7 927-063-94-63
  • contact@kavo-legion.ru
  • 400074, Волгоград, ул. Циолковского, 33

 Соглашение о расторжении: будьте крайне внимательны!

Подавляющему большинству поставщиков и подрядчиков (участники закупки или УЗы) в контрактной системе знакома ситуация, когда заказчик вдруг начинает чудить. То ассортимент товара или его комплектность не та, то вообще качество товара или результата работ его не устраивает, а то и вовсе не платит в установленные сроки. Естественно, участник закупки в беспокойстве, начинает выяснять причины, и вдруг заказчик предлагает расторгнуть контракт по обоюдному соглашению. Иначе, заявляет заказчик, он расторгнет контракт в одностороннем порядке с помещением сведений о поставщике или подрядчике в Реестр недобросовестных поставщиков (РНП).

Есть, конечно, участники закупок бескомпромиссные, не соглашающиеся ни на какие условия заказчика, но таких очень немного - правила естественного отбора работают и в контрактной системе. Поэтому большинство УЗов, понимая, что насильно мил не будешь, соглашаются на расторжение контракта по обоюдному согласию, в соответствии со ст. 95 Федерального закона от 05.04.2013 г. № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для государственных и муниципальных нужд». Часто это происходит под конец года, когда заказчики обнаруживают невозможность профинансировать закупку полностью, но обязательство уже принято, поэтому его необходимо закрыть.

 

В этой же ситуации оказалось ООО «Стройиндустрия» по делу № А84-1117/2016. Так, данное Общество по договору с заказчиком - ГКУ г. Севастополя «Управление по эксплуатации объектов городского хозяйства» подрядилось выполнить работы по ремонту покрытия по ул. Хрюкина в г. Севастополе, цена работ определена в размере 5 426 265. руб., аванс составил 1 627 879 руб. 34 коп. Подрядчик приступил к выполнению работы и выполнил ее в полном объеме, направив заказчику уведомление об окончании работ и акты сдачи-приемки работ в июне 2015 г. Поскольку ответа на данное уведомление подрядчик не получил, в октябре 2015 г. он направил заказчику требование уплатить 3 798 385 руб. задолженности по выполненным работам. Заказчик в декабре 2015 г. ответил на данное требование отказом, указав на наличие дефектов. Тем не менее, в конце декабря 2015 г. акт по форме КС-2 и акт приемки законченных работ были приняты заказчиком.

30.12.2015 г. между заказчиком и подрядчиком было подписано соглашение о расторжении договора, которым стороны, в числе прочих, предусмотрели следующие условия:

- подрядчиком по договору выполнены работы на сумму 5 426 264 руб. 35 коп. (в том числе НДС 18 % - 827 839 руб. 66 коп.);

- заказчиком приняты и оплачены выполненные подрядчиком работы на сумму 5 426 264 руб. 35 коп. (в том числе НДС 18 % - 827 839 руб. 66 коп.);

- взаимные обязательства сторон по договору считаются прекращенными со дня подписания настоящего соглашения, за исключением гарантийных обязательств подрядчика.

Знакомо, не правда ли? Заказчик, руководствуясь своими резонами, заставил подрядчика, уже исполнившего принятое на себя обязательство в полном объеме, согласиться на расторжение уже исполненного договора. Сложно сказать, чем руководствовался подрядчик, идя на поводу у заказчика в этом вопросе, с учетом подписанных документов. Со слов юриста, занимавшегося этим делом, соглашение было подписано в надежде на оплату в конце года, однако до конца года оплата произведена не была, у заказчика сменился руководитель, и заказчик не посчитал необходимым что-либо платить подрядчику.

Подрядчик обратился в арбитражный суд с иском о взыскании задолженности в размере 3 798 385 руб.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении требования истца. Суд апелляционной инстанции решение изменил, требования истца удовлетворил, окружной кассационный суд эту позицию подтвердил.

Между тем, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ (СКЭС ВС РФ) постановления судов апелляционной и кассационной инстанций отменила, оставив в силе решение суда первой инстанции. При этом СКЭС ВС РФ прямо указала на тот факт, что стороны своим соглашением подтвердили оплату стоимости выполненных работ и взаимные обязательства прекращены с момента вступления в силу соглашения о расторжении договора. СКЭС ВС РФ освободила заказчика от доказывания факта оплаты в полном объеме, поскольку этот факт подтвержден заключенным соглашением.

Чаще всего в ситуации, когда заказчик всеми силами склоняет участника закупки к расторжению контракта, участник закупки идет навстречу заказчику и подписывает такое соглашение, рассчитывая в дальнейшем доказать суду свою правоту в случае конфликта с заказчиком. Иногда так и происходит.

На примере этой истории участникам закупок следует крайне внимательно отнестись к предложению заказчика о расторжении договора по взаимному соглашению и к тем условиям, которые прописаны в этом соглашении. В противном случае участники закупок рискуют остаться без причитающихся им денежных средств из-за собственной небрежности и невнимания к формулировкам заключаемого соглашения.

 

 

Мингиян Федотов

ассоциированный партнер КАВО «ЛЕГИОН»